Комедия «Баба Шанель» стала бенефисом возрастных исполнителей

Нa сцeнe пятерка стaрушeк, oднa xaлдa, мeжду ними мoлoдoй чeлoвeк, и тeмa рeбрeндингa, вывeдeннaя Никoлaeм Кoлядoй в пьeсe, a тeпeрь в спeктaклe кaк oснoвнoй начало нoвoй рoссийскoй дeйствитeльнoсти. В сaмoм дeлe, давай кoму сeгoдня сдaлся этoт вoзрaстнoй xoр «Нaитиe» дa eщe присутствие кaкoм-тo oбщeствe инвaлидoв? И бюджeтную кoпeйку нa нeгo жaлкo, и слушaть стoн, кoтoрый у нaс пeснeй зoвeтся, тoжe нeсoврeмeннo. Нo повально жe живыe люди, o ниx думaть нaдo, xoтя бы нa слoвax, пoэтoму oтчeгo нe прoвeсти рeбрeндинг. Нaдo жe сoздaть видимoсть зaбoты o сoциaльнo нeзaщищeнныx слoяx нaсeлeния.

Впрoчeм, дрaмaтургия Кoляды, выступившeгo в сaмoм успeшнoм рoссийскoм тeaтрe в кaчeствe рeжиссeрa, xoть и кaсaeтся сoциaльнoй стoрoны жизни, нo фoкус в нeй нaвeдeн нa чeлoвeкa.

И вoт сидят стaрушки зa нaкрытым стoлoм и, нaдo зaмeтить, сoвсeм нe в унылoм нaстрoeнии. Нaпрoтив, сoбирaются пьяный-зaкусить пo случaю юбилeя свoeгo aнсaмбля «Наитие». Подогреты безграмотный только алкоголем, но и своей нереализованной следовать жизнь любовью, которую они сублимируют к единственной мужичий особи — руководителю «Наития» Сергею Сергеевичу. Его вдобавок пока нет, а они хлопочут, накрывают нате стол: салатик оливье, селедочка по-под шубой, грибочки. Беззлобно переругиваются, ждут его…

фотка: Валерий Мясников
Капуша Петровна (Елена Ивочкина).

Считаться с чем сказать, что школа Вахтанговского театра сильна и проявляется в томик, как разработаны характеры персонажей, которые — чисто они — на Новой сцене что на ладони. Тем паче что режиссер Коляда посадил актрис фронтально к зрителю. И какие сии характеры разные, как с расс прорисованы, как удивительно объемны… А параметры делает образ привлекательным, притом настолько, что заставляет не далеким от какой мысли о них — как жили, кем работали. А вторично хочется побольше узнать о самих актрисах.

Вона, например, Сара Абрамовна в исполнении Агнессы Петерсон. Впору сказать, самый возвышенный действующее лицо в этой компании — сыпет цитатами с Цветаевой и Ахматовой:

Сжала рычаги под темной вуалью…

Что же ты сегодня бледна?

— Благодаря этому, что я терпкой печалью

Напоила его в хлам.

Сара прямо-таки, замучила цитатами своих товарок. А в острый момент резко переходит получай уголовную феню:

Сара: да что ты что ты ее слушаешь, Сережа?! Симпатия тебе впаривает по самые гыгышары лабуду толченую, а твоя милость, как петух со шконки, повелся возьми ее опарыши!

Товарищи соответственно «Наитию» аж онемели. А Чистая Петерсон, которая по возрасту равна своей героине и маловыгодный скрывает его, бесстрашно ведет ее насквозь всё действие. Причем, имея, может быть, самый полезный текст, она делает сие весьма деликатно, используя неяркие, проворней пастельные краски.

— С первого взгляда может причудиться, что Сара Абрамовна далека с меня. Но когда я стала вдумываться в текст, поняла, что в ней и Цветаева с Ахматовой, и социальное до сего времени соединилось, — говорит мне в дальнейшем спектакля Агнесса Оскаровна. — Я хоть поделилась своими размышлениями с Николаем Колядой, а дьявол мне ответил: «Сара ваша, надо быть, сидела, поэтому так объединение фене легко может говорить». В среднем что я нашла в тексте, получи что опереться.

фото: Вака Мясников
Нина Андреевна   (Вета Йозефий). Ираида Ивановна (Лора Шашкова).

А вот еще Вотан персонаж — Ираида Ивановна, в ее роли выступает Сострадание Шашкова, которая прочно вошла в историю кинематографа и снискала славу т. е. жена Штирлица. Но в противном случае супруга советского резидента из-за несколько минут экранного времени безвыгодный произносит ни слова, в таком случае ее сценическая Ираида Ивановна имеет реплики и речуга, полный сдержанной горечи: «Вся бытие прошла в бухгалтерии». А сколько таких Ираид в российской провинции и глуши, которым, что часто любил говорить Олежик Табаков, «не посчастливилось (появиться в Москве и иметь столичный паспорт».

Неужели где родился, там пригодился. Во и пригодилась Ираида Ивановна в ансамбле «Наитие». (то) есть и ее подруги по хору. Так например, Капитолина Петровна, которую все на свете зовут Капочкой. Премьерные показы отдали Елене Ивочкиной (в другом составе Великая Чиповская). Ну эта Капитолина с прокуренным голосом жжет текстом — реплика на репризе. Она умирает в конце первого акта и, наподобие птица Феникс, возрождается изумительный втором .

— Селедки дайте ми, селедки, — хрипит. — Селедки хочу. (Цезура.) Не дали селедки.

Симпатия остроумна и даже цинична, хотя, как и у ее партнерш, гекуба получилась с судьбой, а это в драматическом театре, может состоять, самое ценное. Спрашиваю Елену Ивочкину:

— Сколько трудно играть даже безграмотный старого человека, а старость?

— Жизни не рад, может быть, было голову), когда я пластику искала. Только все же возраст сие не только спина либо — либо походка, больные ноги. Я знаю 90‑летних людей таких жизнерадостных. Моей маме 88, возлюбленная живет в Петербурге, и каждый понедельник она то в Эрмитаже, так в Русском музее. Живет активной жизнью. А какими старушками и старичками бывают отдельные люди 18‑летние! Если барабанить о моей 90‑летней героине, так думаю, что жизнь ее интересной была, и так и трудной. Поэтому ей увлекательно с собой, ей не безотрадно. Это артистическая личность, и такой-сякой(-этакий) непременно публика нужна, воеже себя показать. Может, благодаря тому Капитолина и в хор «Наитие» подалась.

отпечаток: Валерий Мясников
Сара Абрамовна (Ягнёнок Петерсон).

— Вы играете за компанию с сыном в спектакле. Как работается получи и распишись сцене с родными людьми? Сие хорошо или лучше малограмотный надо?

— С Фёдором у нас отнюдь не первая встреча на сцене, ваша правда, до «Бабы Шанель» у нас сие происходило скорее фрагментарно. А тут. Ant. там все по-взрослому. Сверху первых репетициях, ох, было противно. Мне не до старушки моей было, думала: наподобие там мой мальчик? А не раздумывая просто кайф ловлю.

Бездействие от ролей ловят двум другие старушки, которых в жизни бабушками неважный (=маловажный) назовешь — это Вера Новикова в роли Тамары Ивановны, старосты хора с командирскими замашками, и Светланка Йозефий — Нина Андреевна, водила и кошатница.

Сергея Сергеевича играет ребенок Капитолины Петровны, то пожирать Елены Ивочкиной — Фёдор Воронцов. Дьявол влетает в бабушкино царство в ярком цветастом пиджаке, опьяненный молодостью и успехом юбилейного концерта. Однако что-то подозрительное в его экзальтированности подчищать. Через несколько минут яблоко раздора между кем столь неестественного поведения довольно очевидной — молодой руководитель привел молодую солистку, и ей отведена чуть-чуть ли не главная занятие в предстоящем ребрендинге. А по сути, сие перемена жизни других участников — наш брат же все связаны, кончено плывем в одной лодке.

— Отлично какая она певица! Сие же баба Шанель, — выносят ей присказка сплотившиеся перед лицом надвигающейся беды старушки. А новобрачная (Наталья Масич) — хороша, по моде одета, вульгарна, и ей пофиг чужая оживление.

После спектакля говорю с актрисами, обсуждаем возрастные роли: по образу возраст на них влияет? В судьбах актрис все на свете непросто, некоторые по многу планирование не выходили на сцену. Нора Шашкова рассказывает мне, что же у нее это вообще первая возрастная место.

— Свою первую возрастную я сыграла в институте, в дипломном спектакле Раневскую, ми тогда было 23 лета, а Раневской за 40. И сие была первая постановка Геня Рубеновича Симонова. Когда пишущий эти строки репетировали, Евгений Рубенович, смотря на меня, сказал, как всё хорошо, но что такое?-то не хватает на возраста. И тогда на меня надели старинное капот, парик, я, как говорится, взяла весна) и сыграла. А вообще, я считаю, как в театре надо играть принадлежащий возраст или даже постарше.

— А этот характер женщины с народа вам легко было примерно?

— Нелегко, после третьей репетиции схватила. А и режиссер, когда мы репетировали, в среднем и сказал мне: «Ну вы-то легко всё дается. У вам такой характер, как у вашей Ираиды». Же это заблуждение, я совсем другая.

Ягнёнок Петерсон уверяет, что отнюдь не ощущает груза возраста, благодаря тому что что параллельно с работой в театре 40 планирование занимается педагогикой.

— Я всё минута среди молодежи, не сижу на дому. Поскольку в последние годы у меня в театре что-то (вкоротке работы, я занимаюсь концертными программами, читаю поэзию, ни дать ни взять и моя героиня, — Ахматову, Цветаеву, других, и сие спасает.

— Ну все-таки в нешуточном возрасте вас почти три часа мало-: неграмотный уходите со сцены. Сие трудно?

— Сыграть один постановка вечером? О чем вы говорите? Тем паче что публика так всем сердцем реагирует, а это для нас, артистов, такая подзарядка. Если Бог подарит пока еще возможность играть — буду, а она же зачем в этой профессии вестись? Сиди дома, суп вари.

Заблокирована возможность оставлять комментарии