«Мама» Жени Белоусова Любовь Воропаева: «Мне больно слышать свои стихи»

-— Любовь, как твое настроение перед праздником?

-— Ой, у меня перед каждым днем рождения, не только юбилейным, такой мандраж наступает! Говорят, что Ангел-Хранитель в эти дни улетает на доклад. Вот, видимо, он меня сейчас оставил, и я тоскую…

-— Ты верующая? Соблюдаешь православные каноны, исповедуешься?

— Я посещаю храм, но не так часто, как хотелось бы. Хотя не люблю службы, мне нравится одной постоять в церкви. Не такой уж я истово верующий человек, который соблюдает все обряды. Я больше общаюсь с Господом, которого ощущаю в себе. На исповедь хожу, но тоже не так часто, как мне самой хотелось бы.

-— Скажи, вот ты пишешь и стихи, и тексты песен, не тяжело давать себе внутреннюю установку: сегодня я -— поэт, это от Бога, завтра -— автор текста, это -— моя профессия. Не случается раздвоения творческой личности?

-— Я разделяю в себе поэта и автора текстов. Второе -— это профессия, а первое -— действительно дар Божий, предназначение, то, за что я благодарю Господа каждый день. Ты сама — человек, который пишет стихи, и прекрасно понимаешь, что значит тот момент, когда происходит подключение и ты начинаешь принимать информацию. А когда речь идет о песенном тексте, то это -— просто мастерство, я понимаю каноны, знаю законы жанра, у меня рука набита. Но стихи то так не пишутся, и мы обе это знаем.

— Спасибо тебе за это «мы», услышать от такого признанного поэта, как ты, столь дорогой комплимент очень приятно. Скажи, а бывает ощущение, что тебя наказывают за то, что ты используешь стихотворный талант для написание песенных текстов?

-— Есть такое ощущение. Достаточно часто я чувствую, когда меня наказывают. И тогда я беру паузы. В последние годы я вообще мало пишу стихов, только тогда, когда начинается это состояние возбуждения, и я понимаю, что они сейчас случатся. А в юности, когда я ничего не понимала в песенном жанре, стихи шли потоком. Я могла по пять-семь стихов за бессонную ночь создать, при этом была способна двое-трое суток не спать, здоровья хватало. Я писала просто огромное количество стихов, которые, кстати, так и не издала.

-— Почему ты не хочешь сегодня издать свои юношеские стихи?

— Я странно отношусь к изданию стихов. Есть люди, которые просто протоколируют свое творчество, у меня этого нет. Случился сборник стихов, и хорошо. Как именно эти стихи туда попали, я сама не знаю. Некоторые случайно, другие редактор попросила добавить. Мне же самой даже не очень доставляет удовольствие залезать в свои творческие архивы и перечитывать старые стихи, потому что я ментально вхожу в то состояние, в котором я их тогда писала. А чаще всего, когда речь идет о юношеских стихах, это боль, это состояние сильных потрясений.

— Твои собственные стихи причиняют тебе же боль?

-— Мне просто больно возвращаться в бывшую себя. Мама говорит, что я мало издала стихов, у меня всего три поэтических сборника. Мама говорит: «Издай! Сделай красиво!» Но мне больно это делать: собирать себя прежнюю не хочется. Мне легче жить здесь и сейчас.

— По жизни ты чувствуешь свое отличие от других людей, которые не пишут стихов?

-— Так получается, что судьба моя в этом плане странная. Я одной ногой стою на земле, а другая парит в воздухе. Это достаточно тяжело -— одной ногой упираться. Ведь надо деньги зарабатывать, у меня, как и у всех, есть быт, семья и все прочее.

— Деньги, конечно, зарабатывать надо, но ты — человек маститый, с именем. Все равно есть проблемы с тем, чтобы найти исполнителя, продать песню?

— Сейчас найти исполнителя вообще достаточно сложно, особенно таким людям, как я, которые не собираются опускать планку. Редко случаются какие-то удачи. Вот я с нетерпением жду, когда появится песня, права на которую приобрела Алла Пугачева. Это случилось больше года назад, но песни пока нет, она не записана, потому что это — дуэт. Но там очень сильные стихи, хотя и называются «песенный текст» Я все-таки стараюсь оставаться собой. Когда мы делали с покойным моим супругом Виктором Дорохиным проект «Женя Белоусов», мне приходилось идти на поводу у танцевальной музыки, потому что проект был танцевальный. Но хвала Виктору, он давал мне возможность в каких-то моментах каждой песни побыть собой, и побыть поэтом. Я считаю поэтическими удачами песни «Такое короткое лето», «Золотые купала» и так далее, который пел уж такой попсовый кумир Женя Белоусов!

— С советских времен изменился уровень требований, который предъявляют исполнители к песенным текстам? Ведь то, что мы сегодня слышим, иногда можно назвать только «ужас-ужас».

— Сейчас все очень сложно. В песенном жанре господствует «ля-ля, ку-ку», а это способен написать любой аранжировщик в студии, да и сам артист. Поэтому у меня огромное количество хороших песенных текстов просто остаются в столе. Есть песни, про которые исполнитель говорит: «Это — не мое!» Но когда ты слышишь, что он поет, думаешь: «У меня же был твой лотерейный билет!» Но сейчас мало кто понимает в хороших текстах. И не только артисты, но и многое зрители.

— Если сегодня с исполнителями такая большая проблема, может, стоит самой начать петь?

-— Пробовала, но на самом деле я пою ужасно. Конечно, путем хитроумного тюнинга и технологий сегодня можно достичь нужного звучания, но я сама понимаю, что это -— не тот результат, которым я хотела бы гордиться. Все-таки я считаю себя профессионалом, и показывать пример непрофессионализма перед самой же было бы стыдно. Пусть лучше лежат. Придет их время, а не придет — что поделаешь. У меня руки не чешутся раздать или самой бежать к микрофону.

— Ты работала с Виктором Дорохиным, теперь твой соавтор — Николай Архипов. Что-то изменилось для тебя со сменой партнера по творчеству

-— Они — абсолютно разные. Но я, благодаря тому, что работаю с молодым соавтором, развиваюсь, впитываю современную музыку, которая тоже не стоит на месте. Я учусь, оставаясь собой. Я работаю не только с Архиповым, у нас была работа с Дидье Маруани. И мы также написали общую песню с Сергеем Жиляевым «Черемуха» для кинофильма «Цвет черемухи». Мне просто нравится этим заниматься, я слышу музыку, понимаю, что и как надо писать, чтобы вокалистам было легко это спеть. Мы сделали песню для Алисы Мон «Розовые очки», и она быстро стала популярной. Наша взаимная многолетняя приязнь с этой певицей вылилась в этот вот хит.

— А когда ты слышишь свои старые хиты в исполнении Жени Белоусова, сердце до сих пор екает?

— Да, сердце сжимается, потому что и Виктора уже нет на свете, и Женьки нет. И всегда какие-то моменты удивительные с этими песнями случаются, они не вдруг звучат. Как-то я еду в такси, начинаю разговаривать с водителем, а и спрашивает меня: «Вы — та самая Воропаева?» А потом включает радио, и тут же идет песня белоусовская.

Другой момент в жизни был. Когда ушел из жизни Виктор Дорохин, я была совершенно раздавлена и убита, лежала влежку, находилась в очень тяжелом состоянии. Архипов увез меня на дачу, чтобы хотя бы спасти от соболезнований. И я решила пройти прогуляться. Пошла без денег и вдруг зашла в поселковый магазин -— без цели. Захожу, а там звучат «Золотые купола» белоусовские.

-— Плачешь, когда слышишь песни в исполнении Жени?

— Ну так… Жизнь научила сдерживаться.

— Не секрет, что в гибели Жени Белоусова не последнюю роль сыграл алкоголь, скажи, почему это такая проблема в артистической среде? Банально «звездная болезнь» или люди реально не справляются со своим талантом?

— Очень сложно справляться с талантом, когда это действительно большой дар. Он настолько изнутри заполняет тебя, что ты все время находишься на гране нервного срыва. И в этом плане, конечно, алкоголь спасает. У меня тоже была проблема, связанная с алкоголем, когда я делала свои шоу в крупных развлекательных комплексах, в казино и так далее. Тогда у меня и был период, когда я чрезмерно увлеклась алкоголем. Но я вылезла из этого состояния благодаря Архипову, который сказал: «Все, больше не грамма! Это уходит из нашей жизни!» И с тех пор прошло уже девять лет, в течении которых я не употребляла никакого алкоголя вообще. Только этим летом в Болгарии три бокала сухого вина выпила. С большим удовольствием, потому что были море и жара. Но вообще я поняла, что мне алкоголь перестал нравится. Даже запах его отталкивает. Так что в компаниях, где я бываю, просто тихонечко пью морсик или сок, и мне хорошо. При помощи Архипова я смогла с этим справиться и научилась снимать стресс другим способом — занялась кулинарией.

— Муж моложе тебя, это проблема?

— Да, он моложе меня на 23 года, и это проблема. Нам не легко вместе. Безусловно. Когда мы оба входили в эти отношения, мы не совсем осознавали, как нам будет нелегко. Но мы уже много лет вместе, и справляемся, потому что садимся и разговариваем. Мне сложно не показывать, что я по жизни опытнее. Ему, как мужчине, хочется проявлять свое «самость». В такого рода отношениях при такой большой разнице в возрасте, это самая большая проблема. Мужчина должен быть лидером, а женщина — женщиной, а мне это не всегда удается. У меня характер не очень хороший: иногда слабый и ранимый, иногда сильный с перехлестом. Но я считаю: если мне такое по жизни дано, я должна пройти свой путь.

— Что тебя на сегодняшний день больше всего интересует, волнует в жизни?

— Я вообще люблю учиться, особенно у жизни. И мне интересно, что у меня внутри — препарировать себя и смотреть, что у меня там. И задавать себе непростые ситуации, когда, как кажется, можно идти простым путем. Я до сих пор чувствую себя маленькой девочкой, которой подарили куклу, и она пытается оторвать ей голову, разрезать живот, чтобы посмотреть, что внутри. На примере себя я понимаю, что внутри у другого человека, по-русски это называется «самокопание».

— Сложно тебе в мире шоу-бизнеса, когда рядом вроде известные имена, но в действительности там, как нигде еще, каждый сам по себе?

— Я веду достаточно замкнутый образ жизни, мои миры внутри меня. Люди из шоу-бизнеса часто друг друга обижают, но я в таких ситуациях стараюсь вставать на позицию другого человека, и зла не держу. А так у меня все хорошо! Родители живы до сих пор, дай им Бог здоровья! Главный и самый близкий друг после себя у меня мама. Я делюсь с ней всеми моими страхами, непонятками, неуверенностями и победами. Приходят другие моменты в жизни, иные жанры. Вот сейчас вышла книга «ВиртуальнаЯ». В ней только одна глава посвящена новым стихам. Зато очень многие люди сказали, что это — новый жанр, полностью виртуальная литература. Меня к ней подвел Интернет, я многому научилась в сети, мое мышление стало статусным, у меня в книге тысяча моих афоризмов, какие-то мои статусы, и так далее. Я впитала современную лексику, получила дополнительное развитие благодаря Интернету. Эта книга — пробный шар, может дальше я начну развиваться не только в поэтической ипостаси, но и в плане виртуального творчества.

Стихотворение Любови Воропаевой специально для «МК»:

Дыханье жизни в золотистой чаще летучих лет становится ровней

Я в глубь себя засматриваюсь чаще, чем в зеркала… мне музыка слышней

Горчащий дух обкошенного луга ударил в ноздри, но прошел испуг

Лишь уберег от праздного досуга и от змеиной нежности подруг.

Прощай же, юность! ты прекрасна, если я раньше срока прочь тебя гоню…

Но право быть у осени в реестре по красоте ни с чем я не сравню.

Заблокирована возможность оставлять комментарии