На выставке Сальвадора Дали в Манеже оказалось мало «раскрученных» работ

Eсли вас oжидaeтe нaйти здeсь сaмыe рaскручeнныe, мaсштaбныe и xрeстoмaтийныe рaбoты Сaльвaдoрa Дaли, тo срaзу прeдупрeдим — иx в «Мaнeжe» нe тaк ужак мнoгo. Из 180 прeдстaвлeнныx бoльшe пoлoвины (тoчнee, 102) — иллюстрaции к «Бoжeствeннoй кoмeдии» Дaнтe, сoздaнныe к 700-лeтию итaльянскoгo пoэтa. Дaли нaчaл рaбoту нaд ними в 1950 гoду, кoгдa oтрeкся oт aтeизмa и прoвoзглaсил сeбя «рeлигиoзным мистикoм». Чeрeз двa гoдa рaбoтa былa зaкoнчeнa, a eщe чeрeз двa — в 1954 гoду — вызвaлa бoльшoй скaндaл. Странность выстaвили в римскoм пaлaццo Пaллaвичини-Рoспильoзи: критики зaклeймили eгo кaк «порнографию, созданную следовать государственный счет». Все-таки, позже, в 1960-м, иллюстрации до сего времени же опубликовали, но уж в Париже (при содействии французского издателя Жозефа Форе). Сольник был выпущен ограниченным тиражом. Рисунки печатали в сложной технике с использованием фотоэмульсии и деревянных матриц. Иллюстрации что греха таить поразительные и считаются вершиной графического искусства знаменитого испанца. Получи и распишись выставке в «Манеже» они заняли одинокий, довольно большой отсек. В награда от остального пространства спирт ярко освещен.

Автопортрет с рафаэлевской шеей, 1921.

С противоположной стороны в просторном кинозале демонстрируются двойка фильма: легендарный «Андалусский пес» (1929) и диснеевский мульт «Дестино» (2003) согласно мотивам живописи Дали. Последний отсек представляет собой лаунж-зону, идеже можно посидеть, почитать биографию художника (назло привычному формату экспонирования возлюбленная вынесена в конец) и посмотреть дизайнерские инсталляции за исключением. Ant. с авторства, стилизованные под идеи знаменитого сюрреалиста. Начин проекта — тоже дизайнерский: холл. Ant. выход оформлен в духе замка художника в Фигерасе — красные стены, увенчанные яйцами, и голые манекены, вставленные в проемы. Одно слово, над «огранкой» выставки трудились — ей старались усилить масштаб и заполнить вместительный зало «Манежа», что такое? не так-то очевидно, имея на руках где-то 80 картин в основном среднего либо маленького формата.

Вход сверху экспозицию, стилизованный под запор в Фигерасе.

Основная живописная фрагмент выставки построена по хронологическому принципу: хоть увидеть ранние, досюрреалистические опыты Дали в стиле пуантилизма, кубизма, импрессионизма, разгадать, как он учился и кто именно на него влиял. Тут. Ant. там есть, например, портрет отца Дали, с которым дьявол рассорился, когда влюбился в Галу. Уминать почти реалистические портреты сестры и режиссера Луиса Бунюэля, с которым по прошествии времени они снимут «Андалузского пса». Принимать известный «Автопортрет с рафаэлевской шеей», писаный после смерти матери, в 1921-м, в импрессионистической манере. Другими словами кубический автопортрет, где сделано угадывается идея отделения оболочки художника с его внутреннего «я». Дали был арт-объектом непосредственно по себе, он умел шалить на публику, оставаясь в недрах ранимым и хрупким.

Центром сюрреалистического периода Дали становится определённый «Мягкий автопортрет с жареным беконом» 1941 лета, когда художник вынужден был уходить в США из-за войны. Вторая соглашение изменила Дали, как и совершенно мир. Бомбардировка Хиросимы и Нагасаки потрясла его и открыла новую главу творчества — атомный мистицизм. В его картинах появляются атомы, суета размеров и разрушительная сила которых где-то поразила его. На выставке разрешено увидеть ряд работ, отражающих эту рефлексию — «Ураново-атомная меланхолическая пастораль», где темно-серую военную существенность разрывают круглые «окна», в которых виднеется голубое небесная высь мирной жизни. На картине не возбраняется обнаружить тот самый триплан, сбросивший смертоносную бомбу, и собственноручно (делать) взрыв. Рядом расположены пока что несколько «атомных» работ, в фолиант числе портрет Галы.

Гала и Дали.

В душа этого зала — еле заметный светлый уголок с иллюстрациями и выдержками с книги «50 секретов магического мастерства». Орган вышло в 1948-м в США, и как оно легло в название московского проекта. В книге мастер дает как вполне практические советы в области подбору кистей, красок и вдоль технике грунтовки, так и рассказывает (иль придумывает) собственные «фишки». Говорит, как будто лучше всего писать голым, зато хорошо сам так не делает. Сие своего рода проводник кайфовый внутренний мир художника. Обаче иллюстрации представлены только с общим пояснением, таково что проникнуть в тайны бытия Дали не грех с помощью образов. Без цитат приведение оказывается затруднительным.

Финальный раздел — поздняя искусство Дали, где он постольку-поскольку возвращается к реалистической (рафаэлевской) манере, оставляя по сию пору-таки свои «фирменные» знаки муравьев — знак смерти и распада). Этот день пропитан трагизмом потери Галы в 1982 году, чувством собственной немощи (последние отчасти лет художник был прикован к постели) и предчувствием конца. С этого места зритель попадает в бледно-желтую лаунж-зону, так чтобы встретиться со странными инсталляциями безвестных дизайнеров. Апогей в стиле сюр.

Лаундж-пространство.

Насколько хороша попытка в «Манеже» и ась? ей не хватает? В-первых, чистоты — медянка слишком много эффектов, баннеров и дизайна. В-вторых, света — основная кусок выставки в полутьме, при этом работы выразительно высвечены, что нарушает оценка. В-третьих, контекста — Дали показывается как бы художник-тайна, мастер-аттракцион, оторванный с времени и арт-процесса вкруг, что преуменьшает масштаб его фигуры. Перед разлукой, Галы — история их сложносочиненных отношений рассказана мимолетно.

Заблокирована возможность оставлять комментарии