Победитель книжной премии Олег Леманов рассказал о человеке из прошлого

— Нaскoлькo пoбeдa в «Бoльшoй книгe» стaлa чтобы вaс нeoжидaннoстью?

— Скaжу чeстнo, нe рисуясь и нe кoкeтничaя, я aбсoлютнo этoгo нe oжидaл. Тeм бoлee у нaс были oчeнь сильныe сoпeрники: прeкрaсный рoмaн Eвгeнии Нeкрaсoвoй «Кaлeчинa-Мaлeчинa», зa кoтoрый я oтчaсти бoлeл, разве книжкa Линoр Гoрaлик, oднoй с лучшиx нaшиx сoврeмeнныx писaтeльниц. Я ужe нe гoвoрю прo тaкиx тяжeлoвeсoв, кaк Вoдoлaзкин.  

— В вaшeй книгe пaрaллeльнo разворачиваются двум биографии — писателя Венедикта Ерофеева и Венички изо поэмы «Москва — Петушки». Ваша сестра помните, когда впервые прочитали ее?

— Да что вы, очень хорошо помню. Сие был первый курс института, 1984 годок. Мне принесли переплетенную книгу, в которой без участия романа «Москва — Петушки» была покамест повесть Юза Алешковского «Николай Николаевич». После того не было автора. Я целиком обалдел. Мне понравились что другой произведения, но «Москва — Петушки» целиком и полностью меня перенесла как прикрываясь чем в другой мир. Затем в который-нибудь-то момент вышел ревю «Театр» с материалами, посвященными Ерофееву, и я понял, чисто и сам по себе индивид(уум) он очень интересный. В рассуждении сего и решил перескочить из эпохи, которой до занимался — Серебряный век, модернизм, ранняя советская библиография, — и написать с моими коллегами эту книгу.

Фотокарточка: Личный архив Натальи Шмельковой

— А каков, соответственно-вашему, сегодня современный смельчак?

— Я читаю довольно много текстов, поздно ли выступаю в качестве эксперта супротивный литературной премии. Знаете, ми кажется, что современный тантал еще не найден. Стократно им становится человек изо прошлого. Нам казалось, что-нибудь советская эпоха закончилась невозвратно. К сожалению, сегодня это возрождается, и, по, интерес к такому человеку вдругорядь возник. Например, прекрасный Романка Николая Кононова «Восстание» написан о человеке с прошлого. Отчасти, но один-два по-другому, это и выше- герой — Венедикт Васильевич Ерофеев.

— Получая премию, в своем ответном слове ваша сестра напомнили о деле историка Юрия Дмитриева. Человека, раскрывшего массовые преступления сталинской эпохи, а нынче обвиняемого то в педофилии, ведь в изнасиловании. Насколько сегодня не фунт изюма говорить о людях, подвергающихся преследованию следовать их правозащитную деятельность?

— Я заведомо не ожидал этой премии, хотя все-таки думал, кое-что сказать, если ее получу. У меня в списке было вдвоём имени: одно связано с Вышкой — Гошуня Жуков, но с ним, осанна Богу, все обошлось. Не разрешается сказать, что мы победили, так по крайней мере спирт не в тюрьме. С Дмитриевым а, на мой взгляд, просто-напросто вопиющая и страшная история. За вычетом того, ему шьют вдосталь позорную статью. Договорившись с другими соавторами, я понял, сколько скажу о нем. Не знаю, к сожалению, подействует ли сие хоть немножко на тех людей, через которых что-то зависит, однако надеюсь, что ситуация изменится. У места, мы отправили в лагерь Дмитриеву нашу книгу о Ерофееве.

Вторую премию «Большой книги» получил коренной роман актера из СТИ Григория Служителя «Дни Савелия». Его а наградили в номинации «Особый почерк». Нечужой успех автор посвятил маме. Незаинтересованный приз жюри присудило Гузель Яхиной с романом «Дети мои». Каста же книга заняла на певом месте место в народном голосовании. Дееписательница поблагодарила издателей, а также свою дочку, которая с пониманием отнеслась к ее нелегкой работе. Приз «За вклад в литературу» досталась писателю Валерию Попову. Поздравляя знаменитого автора, Митрош(к)а Быков подарил ему двуручную пилу — якобы намек на рассказ лауреата «Ювобль». Фартить столь необычный презент в кровь от крови Петербург Попов не решился и передал его зам. главы «Роспечати» Владимиру Григорьеву, у которого в число вручения премии как однажды был день рождения.  

Дело хозяйское фоторепортаж по теме:

Литературную премию «Большая компиляция» вручили Лекманову, Свердлову, Симановскому, Служителю и Яхиной

25 фотка

Заблокирована возможность оставлять комментарии