Не звать преступников по имени

на почту» title=»Отправить на почту»>

Закрыть
Отправить

 

 

Мы сами, своими силами, делаем те или иные вещи и явления важными. Сами даем жизнь тому, что должно умереть, делаем известными людей, того не заслуживающих.


Екатерина Федоришина

Дать имя объекту, значит, выделить его, наделить особыми, специфическими характеристиками, которые делают его непохожим на остальных. Это значит, дать ему жизнь. Точно так, забыть имя объекта, значит, умертвить его, вернуть в ряд безликого.

Например, существуют стулья, они одинаковые, валяются на складе мебельного магазина, или стоят рядком на витрине. Эти стулья похожи друг на друга во всем, и называются просто «стулья». Если же одному из них присвоить имя «Маркиза», он получит особые характеристики и выделится из толпы точно таких безликих предметов мебели, хотя, по сути, останется тем же стулом, ничем не отличающимся от собратьев. Теперь на складе мебельного магазина, или на витрине, будет ряд непримечательных стульев и стул «Маркиза», уже отличный по факту существования отдельного имени.

Если человеку хочется продать какой-то стул, он, во-первых, назовет его выразительным именем, и так выделит из толпы собратьев. Во-вторых, отдельно подчеркнет: «Вот, посмотрите, у нас есть стул «Маркиза». Он может быть похож на собратьев, но остальные – просто стулья, а этот отличается, даже имя у него есть».

Явления точно так же появляются, если их назовут. Если толпа собралась на площади и что-то требует, это просто толпа, которая собралась на площади и что-то требует. Как только толпу назвали революционной, ей «выдали» набор характеристик, уже заключающихся в слове «революция». Так толпу на площади выделили из остальных безымянных толп, собирающихся по тому же поводу на прочих площадях. Если после этого «революционной» толпе дали прозвище, например, «революция свидетелей чиновничьей прокрастинации», эта толпа стала эксклюзивной, особенной, она окончательно выделилась из других толп, когда получила свое имя.

Далее, когда объект или явление отделены от общего, обременены специфическими характеристиками, присущими названию, и выделены в нечто уникальное через личное имя, их начинают упоминать всуе. Чем чаще упоминается имя, тем привычнее оно становится, как бы вживается в когнитивный человеческий контекст. Если имя упоминается в позитивном контексте, оно получает положительное подкрепление, если в негативном — отрицательное. От самого объекта или явления это может и не зависеть.

Так, можно часто упоминать, что «в некоторых преступлениях участвовали представители конкретной национальности» (они могли не участвовать вовсе, а если и участвовали, то в количестве одного человека среди толпы представителей других национальностей). Вследствие этого, представители конкретной национальности будут ассоциироваться с преступлениями, просто потому что их выделили из безымянной толпы, дали определение как «отдельным» людям через характеристику их национальности, а посредством планомерных упоминаний в негативном контексте обеспечили их имени, выделенному из общей массы, такое подкрепление.

Однажды немецкий писатель Михаэль Энде написал книгу «Бесконечная история» (Die Unendliche Geschichte). Впоследствии на основе этой книги был снят одноименный фильм, нашумевший во многих странах. Сюжет фильма предполагает, что тяжелобольную императрицу сказочной страны может вылечить только новое имя, которое способен дать ей ребенок из другого мира. Тема «нового имени для новой жизни» не новая, она своего рода архетипическая. Назвать по-новому, значит, дать новые характеристики, иначе выделить из безликой массы похожего.

У некоторых народов (например, балинезийцев) считается, что имя человека сокровенно. Как только кто-то узнает настоящее имя человека, он получит над ним власть. Потому, детей официально называют какими-то завалящими именами, но «настоящее» имя никому не говорят, во избежание магических казусов.

Во многих религиозных культах имя божества священно. Оно творит чудеса или кошмары, в зависимости от ситуации, им можно проклинать или благословлять, лечить или умерщвлять. Божественное имя дает власть над объектами и явлениями.

В человеческом обществе кроме имен вовсю используются клички, дополнительно определяющие человека, выделяющие его из массы собратьев по специфическим признакам (например, «толстый», «тонкий», «кривой», «косой», «бывалый»).

Но все это — способы отделить объект или явление, определить для себя его обособленное существование со всем набором отличительных характеристик и качеств.

Восприятие человеком действительности полно и целенаправленно осуществляется благодаря вниманию. Внимание — это специфическое состояние сознания, которое позволяет сосредотачиваться на восприятии определенных объектов. Внимание определяется избирательной направленностью. То есть человек сосредотачивается не на «целостной массе безликого», а на «конкретном объекте». Этот объект должен выделиться в отдельную, самостоятельную фигуру на общем фоне.

Иногда, забывая об этом, человек обеспечивает долгую жизнь тому, что давно умерло и должно бы окончательно разложиться.

Казалось, жила-была толпа преступников. Эта толпа отметилась участием в военных действиях в одном из регионов нашей страны на стороне врага. Эти люди не были примечательны ничем, кроме склонности к насилию. Одного из толпы убили при специфических обстоятельствах. Этого достаточно. Был преступник, много убивал, в конце концов умер. Здесь должен быть конец истории, занавес и аплодисменты.

Но преступнику дали имя, ему дали прозвище. Его выделили из массы точно таких, в общем-то, непримечательных людей. О нем начали писать и говорить, его упоминали всуе. Его смерти начали радоваться громко, чем усилили шум вокруг безликого человека. Так он получил отдельное место на аллее славы руками тех, кто должен бы наказать его за преступления. Человек, не заслуживший даже упоминания, получил громкое имя и, таким образом, новую жизнь.

В древнем мире имена провинившихся и ненавистных правителей, деятелей и всячески «отличившихся» граждан скалывали со стел, вытирали со стен и сбивали с саркофагов, чтобы память потерялась в веках. Получить имя и память об имени – настоящая честь. Утратить имя и быть преданным забвению – суровое наказание. Использовать имя, вечно говорить о нем – все равно, что постоянно направлять внимание на объект или явление.

Но стоит ли такого внимания человек, которого хочется наказать? И стоит ли своими руками делать из полевой мыши индийского слона? Для некоторых объектов и явлений имя – слишком большая честь. А потеря имени и забвение — наиболее тяжелое наказание. Потому, не стоит лишний раз называть по имени тех, кто должен быть забыт и брошен. Как не стоит возрождать к жизни явления, того не стоящие.

Заблокирована возможность оставлять комментарии