Нужно ввести единый налог на заработную плату

 

 

Налоговый кодекс, предложенный правительством, не решает в комплексе существующие проблемы, связанные с налогом на прибыль и налогом на зарплату.


Андрей Журжий

Я бы предложил, в первую очередь, более жесткую реформу фискальной службы. Нужно ликвидировать все подразделения этой службы до областных управлений. Грубо говоря, на уровне области будет только областное управление, которое займется обслуживанием всех налогоплательщиков области. Тем самым, фактически получится максимально бесконтактная работа службы: электронные сервисы, электронная отчетность, один колл-центр на всю страну, сообщают Экономические Известия.

Налоговая милиция. Я считаю, что нам необходимо полностью ликвидировать налоговою милицию, создать небольшую службу финансовых расследований как отдельный орган под министерством финансов, не в структуре ГНС. Сейчас у нас 5500 служащих, но их эффективность стремится к нулю: их может заменить всего 1000 человек. Учитывая то, сколько они тратят и то, сколько денег приносят в бюджет, эту службу можно назвать убыточной. В прошлом году они передали в суд с обвинительными актами всего 43 дела, а сколько их них выиграли – вообще неизвестно. В этом году показатели не намного улучшились: за последние 9 месяцев в суд передали 46 дел. То есть, остается непонятным, чем именно занимается этот орган.

Налог на добавленную стоимость, решение коррупционных вопросов, связанных с его возмещением. Нужны максимально прозрачные реестры возмещения, автоматическое для всех плательщиков, независимо от каких-либо критериев.

Налог на прибыль. Ряд экспертов сейчас предлагают изменить базу налогообложения и выплачивать налог с выплаченных дивидендов. Когда выплачиваются дивиденды, принимается решение выплачивать с этой суммы налог на прибыль. До момента выплаты, пока деньги остаются в бизнесе, не взымать налог на прибыль.

Сейчас в Украине есть где-то 180 тысяч плательщиков налога на прибыль. За 11 месяцев 99% заплатили налога меньше чем один миллион гривень. То есть, если делить на всех, получается в среднем 24 тысячи в год. 77 компаний заплатили 28% от суммы. Из 36 миллиардов заплатили 28. То есть, фактически в стране налог существует для 100-200 компаний. Это говорит о колоссальных проблемах с администрированием. Чаще всего, когда речь идет о налоге на определенную прибыль, говорят о том, что никто не будет платить, люди будут покупать на компании квартиры-машины, чтобы не платить дивиденды. Но когда мы смотрим на статистику, то получается, что мы ничем и не рискуем. То есть люди и сейчас не платят, то этим налогом можно легко манипулировать: большие компании уклоняются от налогов через офшоры, маленькие – через единый налог. Ну а изменив базу, мы стимулируем бизнес показывать реальные доходы, не прятать эти деньги, что выгодно для государства. За дополнительные доходы можно купить, например, новый станок, с него заплатят НДС в бюджет, на этом станке будут работать сотрудники, с него заплатят налоги на заработную плату. В конечном итоге государство получит еще больше и простимулирует бизнес к развитию.

Налоги на зарплату. В этом году действует, так называемый, понижающий коэффициент по единому социальному взносу 0,4, а со следующего года должен вступить коэффициент 0,6. В среднем это 22%. Именно этот понижающий коэффициент, который уже заложен, нам позволяет выйти в следующем году на ставку в 22%. Снижения налога приводит к тому, что мы имеем определенные потери в бюджете, тем самым стимулируем государство делать реформы в тех или иных сферах, чтобы консолидировать ресурс.

Я предлагал и предлагаю ввести единый налог на заработную плату. То есть, ликвидировать единый социальный взнос, военный сбор и оставить только доход на доходы для физических лиц. Это упростить учет, как для предприятий, так и для государства, а также даст четкое понимание для физического лица, сколько налогов он платит. У нас есть большая проблема: физические лица не ощущают, сколько он платит государству, в силу того, что много налогов, много ставок. А дальше уже можно говорить о том, что если этот налог будет платиться в местный бюджет, а где-то дороги не отремонтированы или медицинские учреждения находятся в плачевном состоянии, человек сможет задать конкретный вопрос: на что пошли его деньги. Сейчас такого нет, потому что человек фактически не ощущает себя плательщиком.

Андрей Журжий, народный депутат Верховной Рады Украины VIII созыва, «Самопомич»

Заблокирована возможность оставлять комментарии