По каким критериям отбирать кандидатов в украинское ФБР?

на почту» title=»Отправить на почту»>

Закрыть
Отправить

 

 

«Жареный» характер темы борьбы с коррупцией порождает существенный перекос в общественном сознании и спекулятивную возню вокруг, в которую втягиваются и политики, и журналисты, и члены комиссии и общественные активисты, в общем все, кто хочет и может. Об этом, опять таки, свидетельствует ситуация с конкурсом по НАЗК, теперь уже перешедшая в плоскость судебную. Это снова заставляет думать о том, что некоторые риски, особенно связанные с регламентом работы комиссии и субъективными моментами в оценке, необходимо максимально минимизировать.


Татьяна Слипачук

Если задуматься, что такое конкурс, то это — соревнование с целью выделить или определить наиболее выдающегося из претендентов в объявленном состязательном процессе. Общим для всех видов конкурса является наличие критериев оценки и голосования. Правила конкурса всегда известны заранее, а определение победителя осуществляется путем качественного или количественного исследования. Упрощенно, если речь идет об оценке конкурсантов определенным экспертным составом (жюри, коллегия, специально уполномоченные или отобранные лица), способным профессионально и объективно оценить качественные характеристики конкурсантов по определенным критериям – то это качественное исследование, например, как Оскар. Если же речь идет об общественном голосовании, в котором выражается симпатия и превалируют субъективные эмоции, значит осуществляется количественная оценка – в линейке от Евровидения до референдума. В случае с ГБР (или ДБР в украинской аббревиатуре) – то, выходя из буквы специального закона в части проведения конкурса, мы явно имеем качественное исследование, а потому субъективные симпатии широкого круга лиц никоим образом не могут и не должны влиять на процесс отбора. Думаю, это важно для понимания всех – и членов конкурсной комиссии и общественности, информируют Экономические Известия.

Соответственно важно, чтобы комиссия смогла изначально как можно точнее определиться с критериями предстоящего ей качественного исследования, их оценкой и условиями голосования. Поскольку изначально речь идет об избрании кандидатов на триумвират, руководящий ДБР – Директор и два зама, то отправной точкой должна стать статья 10 Закона, которая в части 2 устанавливает перечень из 8 подпунктов, который распространяется на все три должности. Этот перечень действительно представляет базовый интерес по ряду причин. Во-первых, это единственный перечень каких-либо критериев и/или условий в Законе в принципе и только для этих трех должностей. Во-вторых, он содержит как условия, так и качественные, но субъективно оценочные, критерии. В третьих, он не учитывает внутреннее распределение обязанностей и зон ответственности между ключевыми фигурами ДБР. Кстати, последнее вообще не определено в Законе, а отнесено к полномочиям Директора.

На секунду отвлекусь – и отмечу, что в отношении других сотрудников ДБР – ситуация более критична. Наверное, ни в одном из ранее прошедших конкурсов перед внешней комиссией изначально не стояло задач отобрать на руководящие должности разного уровня и природы достаточно много людей для специализированного органа без наличия структуры, количественного состава, функциональных обязанностей этих самых должностей, но при установленном в законе некоем квотном принципе, при котором 51% сотрудников должны иметь так называемый «соответствующий стаж работы в отрасли права». То есть даже не в «соответствующей отрасли» права, а «соответствующий» чему-то там стаж в отрасли права. Последних, отраслей права, как известно, не мало: конституционное, гражданское, семейное, уголовное и другие, равно как и все процессуальные.

Разработать структуру ДБР призван Директор. С учетом этого личностные и профессиональные качества Директора и его замов приобретают архиважное значение. Поэтому снова возвращаемся к части 2 статьи 10 Закона.

Представляется, что она содержит условия и критерии. Среди условий имеются так называемые отсекательные. Например, такие как гражданство Украины, определенный возраст (не менее 35 лет) и наличие высшего юридического образования. Отсутствие соответствия таким отсекательным критериям исключает саму возможность баллотироваться на должность. В связи с этим членам конкурсной комиссии предстоит определиться, какие из указанных в данной части условий есть смысл установить изначально как критерий допуска к конкурсу для отклонения кандидатур на стадии проверки документов. Как минимум, такими являются названные мной украинское гражданство, возраст, высшее юридическое образование, отсутствие нынешнего или прошлого членства в запрещенных законом или судом организациях, равно как и отсутствие членства в политической партии, плюс отсекательные критерии статьи 15 Закона(указать хотя бы один критерий для примера). Далее, из указанных в статье идут условия, которые так или иначе могут быть подвержены оценке: стаж работы в отрасли права (именно потому, что последняя не определена как конкретная материальная или процессуальная отрасль права); опыт работы на руководящих должностях (каких именно непонятно, в частности вопрос может ли это быть, например, должность заведующего кафедрой или партнера юридической фирмы); владение государственным языком (уровень владения может быть предметом оценочным) и состояние здоровья (с учетом высокого уровня стресса на должности оценочный характер этого критерия абсолютно необъективен). Кстати даже высшее образование, при особом на то желании, может стать предметом оценки – не секрет, что уровень подготовки в различных вузах разный. И, наконец, самый сложный блок – абсолютно субъективно оценочный критерий – высокие моральные качества и безупречная репутация.

Итог этого экскурса. Комиссии необходимо максимально нивелировать субъективную составляющую оценки критериев, договорившись об общем понимании тех или иных законом установленных критериев и согласовав маркеры и качественные показатели по оценочной шкале, которые позволят избежать спекуляций при оценке критериев. Более того, одним из самых важных для претендентов на триумвират высших должностей в ДБР является стратегическое видение самого органа и его структуры, его места в системе правоохранительных органов, недостатков в законодательном регулировании и путей их устранения, принципов формирования штата и финансирования. То есть оценивать претендентов нужно не только по багажу их опыта и авторитета репутации, но также исходя из понимания кандидатами четкого алгоритма деятельности ДБР в процессе достижения поставленных целей. Представляется, что именно это должно стать решающим для принятия решения комиссией. По крайней мере, именно над этим сейчас задумываюсь. Как там у Льюса Керрола : «Не грусти. Рано или поздно все станет понятно, все станет на свои места и выстроится в единую красивую схему, как кружева. Станет понятно, зачем все это нужно, потому что все будет правильно».

Татьяна Слипачук, партнер юридической фирмы «Саенко Харенко» и член конкурсной комиссии по отбору кандидатов на должности в Государственном Бюро Расследований.

Заблокирована возможность оставлять комментарии